Псковская Провинция

Автоновости  Аграрный сектор  Актуальная тема  Акция  Безопасность  Бизнес  Благотворительность  Братья наши меньшие  В областном Собрании  В Псковском районе  Взгляд  Военная тема  Военный полигон  Время действовать  Гипотезы и находки  Городской вопрос  Дачные споры  Документы  Друзья наши меньшие  Жизнь  ЖКХ  Журналистский эксперимент   Закон и порядок  Записки из ночлежки  Здоровая среда  Здоровье  Зона риска  Из жизни газеты  Информационно-консультационные центры  История  Как это было  Киномания  Красота  Культура  Мастерская   Медицина  Местное самоуправление  Музыкальная страница  На дороге  Наследие  Наши гости  Не пропустите  Необъяснимое  Неформальная провинция  Неформатный гид  Новости из городов-партнёров Пскова  Обозреватель  Образование  Обстоятельства  Общество  Опасные места  Опасные места Пскова  Острая тема  От милиции к полиции  Отдых  Официально  Павел и Петрова  Память  По волнам памяти  По области  По Пскову  По району  Повод подумать  Последние из Могикан  Потребительский рынок  Почетный гражданин  Почитаем?  Правда жизни  Праздник  Проект газеты "Жду тебя"  Проекты  Происшествия  Профориентация  Прямо в номер  Прямой вопрос  Психология жизни  Путешествия  Репортер  Ровесница района  Родом из детства  С места событий  Своими руками  Ситуация  События года  События недели  Социальная сфера  Спецкор  Спорт  Спортивная кухня  Стиль жизни  Судебная практика  Судьба человека  Тайны Псковской земли  Театр  Темы недели  Технология обмана  Только факты  Традиции  Туризм  Удивительное рядом  Фамильные ценности  Читатели пишут  Шаг в науку  Школа традиций  Экономика  Эксперимент  Экспертиза  Это интересно  Юбилей  Юрист отвечает на вопросы псковских призывников 

Этносфера

Армянская диаспора  Будет интересно всем  Дагестанская диаспора  Еврейская диаспора  Ингушская диаспора  Казачья диаспора  Латышская диаспора  Национальная кухня  Польская диаспора  Псковичи за границей  Сето  Справка  Традиционные истории  Финно-ингерманландская диаспора  Чеченская диаспора 

Предприниматель

Вопрос-ответ  Выставки и форумы  Грядущее  Начинающему предпринимателю  Наши консультации  Перемены с комментариями  Предприниматели Пскова и области  Программы  Справка  Страница №1  Страница №2  Страница №3  Улучшаем качество 

Псковская Провинция

№1 (9854)  №51 (9853)  №50 (9852)  №49 (9851)  №49 (9851)  №48 (9850)  №47 (9849)  №46 (9848)  №45 (9847)  №44 (9846)  №43 (9845)  №42 (9844)  №41 (9843)  №40 (9842)  №39 (9841)  №38 (9840)  №37 (9839)  №36 (9838)  №35 (9837)  №34 (9836)  №33 (9835)  №32 (9834)  №31 (9833)  № 30 (9832)  № 29 (9831)  № 28 (9830)  № 27(9829)  №26 (9828)  №25 (9827)  №24 (9826)  №23 (9825)  №22 (9824)  №21 (9823)  №20 (9822)  №19 (9821)  №18 (9820)  №17 (9819)  №16 (9818)  №15 (9817)  №14 (9816)  №13 (9815)  №12 (9814)  №11 (9813)  №10 (9812)  №9 (9811)  №8 (9810)  №7 (9809)  №6 (9808)  №5 (9807)  №4 (9806)    №3 (9805)  №2 (9804)  №1 (9803)  №51 (9802)  №50 (9801)  №49 (9800)  №48 (9799)  №47 (9798)  №46 (9797)  №45 (9796)  №44 (9795)  №43 (9794)  №42 (9793)  №41 (9792)  №40 (9791)  №39 (9790)  №38 (9789)  №37 (9788)  №36 (9787)  №35 (9786)  №34 (9785)  №33 (9784)  №32 (9783)  №31 (9782)  №30 (9781)  № 29 (9780)  №28 (9779)  №27 (9778)  №26 (9777)  № 25 (9776)  №24 (9775)  №23 (9774)  №22 (9773)  №21 (9772)  №20 (9771)  №19 (9770)  №18 (9769)  №17 (9768)  №16 (9767)  №15 (9766)  №14 (9765)  №13 (9764)  №12 (9763)  №11 (9762)  №10 (9761)  №9 (9760)  №8 (9759)  №7 (9758)  №6 (9757)  №5 (9756)  №4 (9755)  №3 (9754)  №2 (9753)  №1 (9752)  №51 (9751)  №50 (9750)  №49 (9749)  №48 (9748)  №47 (9747)  №46 (9746)  №44 (9744)  №43 (9743)  №42 (9740)  №41 (9739)  №40 (9738)  №39 (9737)  №38 (9736)  №37 (9735)  №36 (9734)  №35 (9733)  №34 (9732)  №33 (9731)  №32 (9730)  №31 (9729)  №30 (9728)  №29 (9727)  № 28 (9726)  № 27 (9725)  №26 (9724)  № 25 (9723)  №24 (9722)  №23 (9721)  №22 (9720)  №21 (9719)  №20 (9718)  №19 (9717)  №18 (9716)  №17 (9715)  №16 (9714)  №15 (9713)  №14 (9712)  №13 (9711)  №12 (9710)  №11 (9709)  №10 (9708)  №9 (9707)  №8 (9706)  №7 (9705)  №6 (9704)  №5 (9703)  4 (9720)  №4 (9702)  №3 (9701)  №2 (9700)  №1 (9699)  №51 (9698)  №50 (9697)  №49 (9696)  №48 (9695)  №47 (9694)  №46 (9693)  №45 (9692)  №44 (9691)  №43 (9690)  №42 (9689)  №41 (9688)  №40 (9687)  №39 (9686)  №38 (9685)  №37 (9684)  №36 (9683)  №35 (9682)  №34 (9681)  №33 (9680)  №32 (9679)  №31 (9678)  №30 (9677)  №29 (9676)  №28 (9675)  №27 (9674)  №26 (9673)  №25 (9672)  №24 (9671)  №23 (9670)  №22 (9669)  №21 (9668)  №20 (9667)  №19 (9666)  №18 (9665)  №17 (9664)  №16 (9663)  №15 (9662)  №14 (9661)  №14 (9712)  №13 (9660)  №12 (9659)  №11 (9658)  № 10 (9657)  № 9 (9656) 
 
 
22 2018, понедельник, 09:12

 

ПСКОВСКАЯ ПРОВИНЦИЯ. №24 (9826), 21/06/2017

Ланёва Гора

Сказать, что мы стали забывать Великую Отечественную, неправильно. Мы не умеем помнить. Со временем стирается боль и ускользают некие детали, отдельные важные акценты нивелируются политкорректностью и желанием не обидеть представителей других народов, теперь уже - «зарубежных партнеров». Моменты и трагедии войны, не вошедшие в учебники либо утерянные в документах, уходят в прошлое вместе с последними очевидцами.

Мы не умеем помнить. Этот самоупрек всегда актуален. Наше сознание во многом формируют окружающие информационные потоки. Старшие поколения еще хранят в памяти рассказы о войне отцов и дедов, помнят уроки истории и патриотизма, а вот постсоветская молодежь, в какой-то момент «освобожденная» от заботы государства о патриотическом воспитании и какой-либо идеологии вообще, в большинстве своем знает историю Великой Отечественной немногим более развернуто, чем войну Алой и Белой розы, частично - по голливудским фильмам, онлайн играм и фейкам в Сети. Это - страшно.

Народ, не помнящий своего прошлого, не имеет и будущего. Не резюме, но руководством к действию должна стать для нас эта мудрость, приписываемая Платону, М. Ломоносову, У. Черчилю, В. О. Ключевскому и еще с десятку историков, философов и политиков. Руководством к погружению в наиболее трагичные, поворотные, определяющие события нашей истории. Чтобы помнить. И понимать. И жить, отчетливо понимая происходящее.

ВОЙНА НА УНИЧТОЖЕНИЕ

Оптимистичный темп индустриализации и пастораль сельскохозяйственных успехов молодой страны сломало утро 22 июня 1941 года. Но о том, какую реальную угрозу несла война на советскую землю, стало известно много позже, из документов, озвученных на Нюрнбергском процессе.

Генеральный стратегический план «Ост», разработанный в 1940 году, базировался на идее, что необходимым условием процветания третьего рейха является захват «жизненного пространства» восточных территорий и их освобождение от «излишнего» коренного населения. 30 марта 1941-го на совещании высшего командного состава вермахта Гитлер подчеркивал, что война против Советского Союза будет сильно отличаться от войны на Западе, «борьба будет вестись на уничтожение».

На территории СССР и Польши планировалось уничтожить 120-140 миллионов человек. Самим было не справиться, предполагалось привлекать коллаборационистов. Направления этой политики были разработаны Гиммлером в секретном меморандуме «Об обращении с местным населением восточных областей».

В изданной для личного состава вермахта памятке говорилось: «У тебя нет сердца, нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сочувствие - убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик - убивай, этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семье и прославишься навеки».

Особые зверства тактики «выжженной земли» приходятся на 1943-1944 годы. Для уничтожения населения создавались карательные отряды, спецкоманды поджигателей. В их задачу входило проводить полное опустошение территории при отходе фашистских войск. О том, какими ужасами и болью разлилась тогда кровавая река человеческих страданий на нашей земле, мы, сегодняшние, узнаем из хроник. Из трагедии сожженной вместе с жителями Хатыни, которая стала символом 186 сожженных белорусских деревень и 2 230 000 убитых на территории республики жителей. Из такой близкой трагедии Ланевой Горы - деревни Псковского района - так же, как Хатынь, спаленной вместе с жителями в отместку на действия партизан.

Ланева Гора на Псковщине тоже стала символом. В жестокой статистике войны она - одна из 325 псковских деревень, сожженных вместе с жителями. Почему же символ именно Ланева Гора? Ответ шокирующе прост: о ее трагедии оказалось известно больше, чем об иных, поскольку остались выжившие очевидцы.

ПО СЛЕДУ ВОСПОМИНАНИЙ

Мягкое июньское утро 2017-го. Машина мягко трясется по грунтовке среди раздольных лугов, и важно прогуливающиеся аисты не спешат уступать нам дорогу. В этом году их особенно много - перелетных птиц, сулящих домашнее счастье.

По пути в Ланеву Гору невольно переносишься в прошлое и представляешь иной июнь: рычащее самолетами, но такое же солнечное небо, воронки от взрывов на таких же ярких цветущих полях. А спустя полвойны была такая же, как теперь, но совсем другая осень - с кровью и запахом гари, запахом горящей плоти.

По словам очевидцев, дома вспыхивали как свечки, кто-то из карателей пользовался специальными зажигательными снарядами, что указывает на их принадлежность к специализированному отряду поджигателей. То есть судьба деревни - так же, как и многих окрест, была предрешена до 22 октября 1943 года. А в тот день был нажат спусковой крючок...

На спуск нажали партизаны из отряда под командованием Ивана Воробьева, устроившие на краю деревни засаду на немецкую автоколонну. Была взорвана машина, погибло 11 гитлеровцев (по некоторым свидетельствам - несколько меньше). И уже через пару часов из деревни Зайцево, где стояли и куда спешно ретировались оставшиеся в живых фашисты, в Ланеву Гору пришли каратели 1-го и 3-го взводов 37-го полицейского батальона, сформированного из эстонских националистов. Они расстреляли и сожгли на месте, в своих домах, 65 человек, из которых больше половины были дети. Согласно специальной архивной справке в список погибших входили «3 ребенка грудного возраста, 29 детей в возрасте до 14 лет», не считая женщин.

В июне 1973 года нескольких бывших карателей судили в Псковском областном суде, где они были признаны виновными в расстреле мирных людей. Прошли десятилетия, но чудом выжившие не могли не узнать их лица. Две женщины, мать и дочь, узнали одного из карателей - Аугуста Кукка, который участвовал в карательной операции на Ланевой Горе вместе с братом Вальтером. Он ранил мать и застрелил младенца у нее на руках и младшую дочку. Уцелела только старшая девочка. И через тридцать лет она, переполненная болью воспоминаний, кричала на суде: «Вы стреляли в маму! Я вас узнала!»

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

Ирины Сергеевны Федотовой (1937 г. р.) жительницы деревни Ланева Гора:

-    Мы обедали в доме - родители и шестеро детей, когда прогремел взрыв на дороге. Отец сразу в подвал нас спрятал. Но, когда загорелся соседний дом, быстренько вывел нас на улицу. Нам навстречу бежала женщина с двумя детками. Отец всех в глубокую канаву за деревней скрыл, а сам побежал на поле, под гниющей картофельной ботвой укрылся. Из своего укрытия мы видели, как в доме напротив солдат убил женщину и девочку, поджег дом, кого-то бросили в огонь. В нашу сторону тоже пошел солдат, но сделал вид, что не увидел, только поправил автомат и отвернулся, поджег стог сена рядом. Кругом горели дома, слышались крики, кого-то убивали, кого-то просто бросали в огонь. Я на всю жизнь запомнила этот ужас: людей в огне и скелеты, шевелящиеся от жара. Говорили, что партизан тогда каратели тоже достали и деревень вокруг сожгли много, не только нашу. В Рыкове фашисты согнали нас в уцелевший на окраине сарай. Над такими несмышленышами, как я, издевались: вроде как предлагают сахар или конфетку, а только ребенок потянется через щель рукой - его бьют плеткой по рукам и хохочут. Этот хохот и боль в руках тоже запомнила, потом мы и у своих угощение боялись брать, руки прятали. В этом сарае нас должны были сжечь, облили уже керосином. Фашисты уехали, остались последними двое солдат - поджигателей. Один взял факел, а второй выхватил у него и затоптал огонь. Нам сказал: «Бегите на Плескаву». Дал нам отбежать, и через минуту дом вспыхнул как свечка, совсем рядом. А в двух километрах, в д. Добровидки тогда народ согнали в церковь и взорвали.

А потом мы три дня сидели в заснеженном песчаном карьере, пока вокруг гремел бой. И до ужаса хотелось
пить. Когда пришли наши, и нас достали из укрытия, мы пили без удержу и до водянки. Взрослые испугались и, чтобы не оставлять нас без присмотра, отправили ночевать в сушилку. Темнело рано. А другие стали сюда же стаскивать тела убитых. И я как-то оказалась под трупами, хорошо, смогла закричать. Тоже до сих пор помню свой ужас.

ПОКАЗАНИЯ НА СУДЕ


Анны Ивановны Даниловой (1921 г.р.), жительницы деревни Ланева Гора:
-    Я тот день 22 октября помирать стану - буду помнить. Всю нашу деревню сказнили. Семьями убивали, никого из рода не оставили. Собрали нас у колодца человек шестьдесят. Стоим мы, вокруг нас - эстонцы. Разговаривают они меж собой, а о чем - непонятно. Видимо, решали, что с нами делать. Говорили на своем языке, потом один из них приказал, чтобы мы шли по своим домам... Идем. А за нами, за каждой семьей, эстонские полицейские. Когда мы вошли в свой дом, сопровождающий нас охранник остался на улице. В доме мы находились минут 20, потом я увидела, как из соседнего дома (там проживала семья Дмитрия Федорова) вышел эстонец и пальнул из автомата одиночным выстрелом по их крыше. Видимо, этот патрон был зажигательный, потому что все сразу же загорелось. Потом этот солдат зашел к нам, Войдя в прихожую, он выругался матерно по-русски и приказал всем повернуться к нему спиной. После этого начал стрелять по нам очередью из автомата... Все на пол упали. Были убиты мои мать и отец. Я была ранена в ногу. Тетя упала, но осталась невредимой. Когда я очнулась, то наш дом уже горел. Тетя мне сказала, что нужно уходить. Когда я выбралась на улицу, то карателей не было видно. Всю ночь я пролежала в окопе, пряталась, потому что боялась, что они вернутся, а наутро меня нашел какой-то парнишка и на подводе отвез в соседнюю деревню Дмитрово...

Марии Бариновой (1928 г.р.), жительницы деревни Ланева Гора:
-    ...В тот день, когда сожгли деревню, мой брат и мать были в городе. За деревней была большая силосная яма. Рядом с нею были скирды овса и ячменя. Я и сидела в этой яме. Там же была Васильева Мария с 3-летним сыном, Александра Агафьева, 50 лет, беженец-старик лет 60-ти с двумя детьми своей дочери - всего 7 человек. А бабушка осталась в доме. Ей было 90 лет, она совсем не могла ходить... Потом к нам пришел немец и зажег две скирды. Потом он подошел к нам, постоял, посмотрел на нас. В деревне уже горели дома. Я очень просила немца, чтобы он спас мою бабушку, показывала на горящий дом. Мне было очень жалко бабушку, но немец ничего не сказал, а повернулся и пошел от нас прочь. Чем он зажигал дома, я не помню... Люди потом говорили, что это был эстонский карательный отряд.

В ПОИСКЕ ОЧЕВИДЦЕВ

Анна Ивановна Данилова присутствовала на том суде вместе с другими уцелевшими односельчанами, свидетелями процесса. Сегодня Анны Ивановны уже нет в живых, осколки ее военных воспоминаний хранит только сын Михаил и документы.

В Ланевой Горе местных жителей почти не осталось. Последняя из коренных жителей, видевших все своими глазами, Мария Ивановна Дмитриева приезжает в Ланеву Гору на лето, точнее - ее привозят в родной дом ухаживающие за больной женщиной родственники. Побеседовать нам не удалось. Зато ее дочь смогла нам указать место, где партизаны взорвали немецкий автомобиль, и деревенский колодец на месте прежнего, в котором, по некоторым свидетельствам, каратели планировали уничтожать жителей, да уже на месте передумали: мал оказался.

Следующие встречи в Зайцево, где в 1943-м как раз стояли фашисты и полицейский карательный батальон - эстонская охранная часть № 37, по цепочке привели нас к коренной жительнице деревни Ланева Гора Ирине Сергеевне Ивановой (в девичестве - Федотовой, 1937 г.р.). Ее слова - свидетельства пережитых ужасов, невозможно забыть.

КАРАТЕЛИ


С Ланевой Горой расправлялись эстонские каратели после того, как партизаны в бою уничтожили несколько полицейских из 37-го охранного батальона. Коллаборационистские подразделения на Псковщине стали формироваться немцами сразу после оккупации Эстонии в 1941 году. В эти формирования вступали добровольцы из «лесных братьев», бывших членов буржуазно-националистических организаций. На 20 августа 1942 года эстонская охранная часть №37 насчитывала в своих рядах 760 человек. Штаб части находился в Пскове.

В рядах карателей, убивавших женщин и детей в Ланевой Горе, находились Энн Оодла, Эрнст Пяхн, Иоханнес Алуоя, Аугуст и Вальтер Кукк, Бернхард Кангур. Они до конца войны преданно служили немцам. Возмездие настигло их спустя 30 лет.

В Зайцево мы встретились с Галиной Алексеевной Юдиной, которая в 1973 году работала в администрации поселения и сопровождала привезенных на очную ставку карателей в Ланеву Гору. О трагедии деревни она знала, но «экскурсии» с карателями по местам их «боевой славы» поразили ее до глубины души - их филигранной памятью и абсолютным цинизмом. Каратели ходили по деревне, узнавая места и указывая, где и какой дом стоял, сколько и где человек было, кого и как они убивали. Рассказывали буднично и просто, а потом один то ли сказал, то ли потребовал: «Хватит уже тут бродить, время обедать».

После освобождения Псковской области от немецких оккупантов в апреле 1945 года злодеяния немецко-фашистских захватчиков расследовала специальная областная комиссия. Она установила, что всего в Псковском районе из 406 деревень полностью сожжено 325. В их числе - Загорье, Подгорье, Скоморохова Гора, Ильинки, Турилово, Пестово, Кустовчино, Павлово и многие другие. Поджогами деревень и расстрелами мирных советских граждан в Псковском районе руководили германские офицеры: начальник карательного отряда Хазлов и его заместитель Гросс.

ПАМЯТЬ

Имена погибших жителей, воссозданные по показаниям соседей и родных, начертаны сегодня на мемориальных плитах небольшого памятника на краю деревни, невдалеке от места подрыва немецкой машины.

Еще одна моя собеседница - Евгения Ивановна Вихрова (в девичестве - Васильева, 1931 г.р.) во время войны жила в деревне Русски, а в Ланевой Горе у нее была подружка - Галя, которая вместе с мамой бежала в деревню из Старой Руссы. И сегодня Евгения Павловна помнит, как ребята собрались проведать Галю и других своих приятелей из Ланевой Горы. Ну и пошли... А там - пожарище. И знакомые желтые носочки, обугленная девочка и ее мама, тетя Маруся, тоже - убитая. Женя тогда не пошла дальше, развернулась и убежала, захлебываясь рыданиями. И сегодня ее голос дрожит под тяжестью воспоминаний, но Евгения Ивановна просит: «Пишите, вспоминайте, пожалуйста, говорите об этом молодежи, об ужасах войны все должны знать! Вы представляете, если это мы, мирные жители, пережили, каково было на передовой? Это счастье, что мы победили, выжили, народ остался. Но, чтобы не было новой войны, надо рассказывать о ней детям, находить воспоминания, учиться на пережитом».

О трагедии Ланевой Горы, одной из 325 полностью сожженных деревень Псковского района, сегодня напоминает мемориал на краю деревни, невдалеке от колодца и места сожженного автомобиля. Сюда приезжают волонтеры. В этом году в деревню пришел Марш Мира - к памятнику сожженным жителям и к братской могиле воинов неподалеку от деревни.

Одна из свидетельниц трагедии Ланевой Горы говорила на суде, что два дня 22 числа - в июне 1941 и октябре 1943 года - стали для нее самыми страшными в жизни. А 22 марта 1943-го горела Хатынь, и ее тоже жгли не фашисты, а нанятые ими предатели Родины. Недаром Ланеву Гору назвали псковской Хатынью.

Роковые даты и совпадения удобны для памяти. Но мы не умеем помнить. Точнее - умеем стирать в памяти важные детали, а извне нашу память целенаправленно формируют. Так после войны в Союзе нивелировалась тема коллаборационистских карательных батальонов в Прибалтике и Закарпатье, предатели упоминались как единичные, щадились национальные чувства взрастивших их народов. Получилось, что их как бы и не было. Прошло время, и кому-то стало интересно вывернуть историю, и из предателей стали лепить героев.

Пока мы помним о трагедиях, мы готовы противостоять. Хотелось бы думать, что не только агрессии, но и предательству. Пока мы остаемся жить в потрясении от пережитого нашими дедами-прадедами, это знание живет в нас как ответственность. Ответственность выживших потомков - оказаться достойными великой и горькой памяти, изучать ее, осознавать важность Победы и не растворить ее смысл в безопасной для захватчиков развращенно-усредненной «западности», не растерять душевной силы и чистоты, присущей нашему очень многонациональному, просто называемому сегодня русским народу.

ПОКАЗАНИЯ НА СУДЕ

Энна Оодла:

«Мы вчетвером зашли в дом. В доме были четыре женщины и ребенок лет 10-11. Никто из женщин не плакал, ребенок тоже молчал. Солдаты вскинули оружие. Я хорошо помню, что первым выстрелил Алуоя. Он выстрелил в ребенка. Ребенок упал на пол. Потом снова выстрелил Алуоя. На этот раз он стрелял в женщину. После выстрелили Лыхмус и Кулласту. Оставалась в живых одна женщина. Я вскинул пистолет и выстрелил ей в область сердца.

Закончив расстрел людей во втором доме, мы направились в четвертый. В доме находились четверо женщин и четверо детей. Крик людей, которые поняли, что их сейчас расстреляют, был душераздирающим. Стало жутко от него. После расстрела «своей» женщины я не выдержал и вышел на улицу. В доме остались Алуоя, Кулласту и Лыхмус.

...Затем мы зашли в другой дом. Там находились пять женщин. Алуоя вскинул винтовку и выстрелил в женщину. Перезарядил, сделал выстрел во вторую. Смерть женщины встретили молча. Ни одна о пощаде не просила. Потом в женщину стрелял Кулласту, затем женщину убил Лыхмус. Осталась неубитой одна женщина. Эту женщину убил я.

Закончив расстрел людей в этом доме, мы вышли на улицу. У одного из домов раздался страшный пронзительный крик. У горящего дома увидел женщину. Она лежала на земле лицом вниз. На ней горели волосы, горела одежда. Я вынул пистолет и прицелился в область сердца. Грянул выстрел. Женщина дернулась и затихла. Всего, таким образом, в деревне я убил пять человек. Одного мужчину и еще четверых женщин».

Аугуста Кукка:

«Приказ мне дал Теммер. Он показал конкретный дом, приказал людей застрелить, а дом сжечь. Я пошел в этот дом, и со мной Кангур. В доме были люди: четыре или пять человек. Кангур первым начал стрелять. Он выстрелил два или три раза. Потом я выстрелил в двух человек».

Бернхарда Кангура:
«Слышу, Оодла сказал своим подчиненным, что надо согнать людей. Я пошел. Теммер отозвал меня с поста. Жители уже были собраны в центре деревни. Оодла дал приказ своей роте: жители должны быть расстреляны и деревня сожжена. Это был очень суровый человек. Оодла подошел ко мне, показал рукой на один из домов: «Идите вместе с Кукком Аугустом в этот дом, застрелите людей, а дом сожгите». Мы пошли в этот дом. Дверь была раскрыта. Я вошел и выстрелил в комнату один раз. Кукк Аугуст был рядом, он начал стрелять из полуавтомата. Я выстрелил один раз по одной женщине. Кукк выпустил пять-шесть зарядов».

Эрнста Пяхна:

«Я отдал приказ своему взводу построиться. Вахтре подошел к взводу и отдал приказ командирам отделений и солдатам завести жителей в дома и расстрелять, а дома сжечь. Солдаты третьей роты под командованием Оодла напали на жителей деревни. Хватали их за руки, люди стали кричать. Из домов раздались отдельные выстрелы, крыши домов загорелись...»


Всего в Псковском районе за период оккупации из 406 деревень полностью сожжено и сметено с лица земли 325. В частности, 5 декабря 1943 года 16 жителей деревни Добрывидки были заперты в помещении сельской церкви. Всех, кто пытался выбраться, расстреливали, а потом здание забросали гранатами... В ноябре 1943 года была сожжена деревня Лихово. При этом было расстреляно 15 человек, в том числе Федоровы Валя (7 лет) и Коля (2 года) вместе с матерью. В декабре 1943 года была сожжена деревня Голованово, при этом расстреляно 5 мирных жителей, из которых Каштановы Анатолий (6 лет) и Алексей (3 года). В их числе - Загорье, Подгорье, Скоморохова Гора, Ильинки, Туриново, Пестово, Кустовчино, Павлово и др.


Ася ЗАМАРАЕВА.
province@pskovline.ru.
Фото Ивана Чулкова.

 

 

Оцените статью:


Комментарии

Оставить комментарий

Ваше имя:

Комментарий

 
 
Псковская провинцияПортал государственных органов Псковской областиПсковский районВесь ПсковКинотеатр ПобедаКовчегTIR клубФедерация Автоспорта