Псковская Провинция

Автоновости  Аграрный сектор  Актуальная тема  Акция  Акция "Ожившие письма с фронта"  Безопасность  Бизнес  Благотворительность  Братья наши меньшие  В областном Собрании  В Псковском районе  Взгляд  Военная тема  Военный полигон  Время действовать  Гипотезы и находки  Голос молодых  Городской вопрос  Дачные споры  Документы  Друзья наши меньшие  Духовное  Ершовская волость  Жизнь  ЖКХ  Журналистский эксперимент   Закон и порядок  Записки из ночлежки  Здоровая среда  Здоровый календарь  Здоровье  Земляки  Знак качества  Зона риска  Из жизни газеты  Инициатива  Информационно-консультационные центры  История  Как это было  Киномания  Колонка депутата  Команда 2018  Комфортная среда  Конкурс  Краснопрудская волость  Красота  Криминал  Культура  Мастерская   Медицина  Местное самоуправление  Музыкальная страница  На дороге  Наследие  Наука  Наши гости  Не пропустите  Необъяснимое  Неформальная провинция  Неформатный гид  Новости из городов-партнёров Пскова  Обозреватель  Образ жизни  Образование  Обратная связь  Обстоятельства  Общество  Опасные места  Опасные места Пскова  Острая тема  От милиции к полиции  Отдых  Официально  Павел и Петрова  Память  По волнам памяти  По области  По Пскову  По району  Повод подумать  Последние из Могикан  Потребительский рынок  Почетный гражданин  Почитаем?  Правда жизни  Праздник  Проект газеты "Жду тебя"  Проекты  Происшествия  Профессия  Профилактика  Профориентация  Прямо в номер  Прямой вопрос  Психология жизни  Путешествия  Резонанс  Репортер  Ровесница района  Родом из детства  С места событий  Сад-огород  Самоуправление  Своими руками  Связь времен  Семья  Ситуация  События года  События недели  Социальная сфера  Спецкор  Спорт  Спортивная кухня  Среда обитания  Стиль жизни  Судебная практика  Судьба человека  Тайны Псковской земли  Театр  Темы недели  Технология обмана  Только факты  Традиции  Туризм  Турнир  Удивительное рядом  Фамильные ценности  Форум  Чемпионат  Читатели пишут  Шаг в науку  Школа традиций  Экономика  Эксперимент  Экспертиза  Это интересно  Юбилей  Юрист отвечает на вопросы псковских призывников 

Этносфера

Армянская диаспора  Будет интересно всем  Дагестанская диаспора  Еврейская диаспора  Ингушская диаспора  Казачья диаспора  Латышская диаспора  Национальная кухня  Польская диаспора  Псковичи за границей  Сето  Справка  Традиционные истории  Финно-ингерманландская диаспора  Чеченская диаспора 

Предприниматель

Вопрос-ответ  Выставки и форумы  Грядущее  Начинающему предпринимателю  Наши консультации  Перемены с комментариями  Предприниматели Пскова и области  Программы  Справка  Страница №1  Страница №2  Страница №3  Улучшаем качество 

Псковская Провинция

№40 (9944)  №38 (9942)  №37 (9941)  №36 (9940)  №35 (9939)  №34 (9938)  №33 (9937)  №32 (9936)  №31 (9935)  №30 (9934)  №29 (9933)  №28 (9932)  №27 (9931)  №26 (9930)  №25 (9929)  №24 (9928)  №23 (9927)  №22 (9926)  №21 (9925)  №20 (9924)  №19 (9923)  №18 (9922)  №17 (9921)  №16 (9920)  №15 (9919)  №14 (9918)  №13 (9917)  №12 (9916)  №11 (9915)  №10 (9914)  №9 (9913)  №8 (9912)  №7 (9911)  №6 (9910)  №5 (9909)  №4 (9908)  №3 (9907)  №2 (9906)  №1 (9905)  №51 (9904)  №50 (9903)  №49 (9902)  №48 (9901)  №47 (9900)  №46 (9899)  №45 (9898)  №44 (9897)  №43 (9896)  №42 (9895)  №41 (9894)  №40 (9893)  №39 (9892)  №38 (9891)  №37 (9890)  №36 (9889)  №35 (9888)  №34 (9887)  №33 (9886)  №32 (9885)  №31 (9884)  30(9883)  № 29 (9882)  № 28(9881)  № 27 (9880)  №26 (9879)  №25 (9878)  №24 (9877)  №23 (9876)  №22 (9875)  №21 (9874)  №20 (9873)  №19 (9872)  №18 (9871)  №17 (9870)  №16 (9869)  №15 (9868)  №14 (9867)  №13 (9866)  №12 (9865)  №11 (9864)  №10 (9863)  №9 (9862)  №8 (9861)  №7 (9860)  №6 (9859)  №5 (9858)  №4 (9857)  №3 (9856)  №2 (9855)  №1 (9854)  №51 (9853)  №50 (9852)  №49 (9851)  №49 (9851)  №48 (9850)  №47 (9849)  №46 (9848)  №45 (9847)  №44 (9846)  №43 (9845)  №42 (9844)  №41 (9843)  №40 (9842)  №39 (9841)  №38 (9840)  №37 (9839)  №36 (9838)  №35 (9837)  №34 (9836)  №33 (9835)  №32 (9834)  №31 (9833)  № 30 (9832)  № 29 (9831)  № 28 (9830)  № 27(9829)  №26 (9828)  №25 (9827)  №24 (9826)  №23 (9825)  №22 (9824)  №21 (9823)  №20 (9822)  №19 (9821)  №18 (9820)  №17 (9819)  №16 (9818)  №15 (9817)  №14 (9816)  №13 (9815)  №12 (9814)  №11 (9813)  №10 (9812)  №9 (9811)  №8 (9810)  №7 (9809)  №6 (9808)  №5 (9807)  №4 (9806)    №3 (9805)  №2 (9804)  №1 (9803)  №51 (9802)  №50 (9801)  №49 (9800)  №48 (9799)  №47 (9798)  №46 (9797)  №45 (9796)  №44 (9795)  №43 (9794)  №42 (9793)  №41 (9792)  №40 (9791)  №39 (9790)  №38 (9789)  №37 (9788)  №36 (9787)  №35 (9786)  №34 (9785)  №33 (9784)  №32 (9783)  №31 (9782)  №30 (9781)  № 29 (9780)  №28 (9779)  №27 (9778)  №26 (9777)  № 25 (9776)  №24 (9775)  №23 (9774)  №22 (9773)  №21 (9772)  №20 (9771)  №19 (9770)  №18 (9769)  №17 (9768)  №16 (9767)  №15 (9766)  №14 (9765)  №13 (9764)  №12 (9763)  №11 (9762)  №10 (9761)  №9 (9760)  №8 (9759)  №7 (9758)  №6 (9757)  №5 (9756)  №4 (9755)  №3 (9754)  №2 (9753)  №1 (9752)  №51 (9751)  №50 (9750)  №49 (9749)  №48 (9748)  №47 (9747)  №46 (9746) 
 
 
20 октября 2019, воскресенье, 04:45

 

ПСКОВСКАЯ ПРОВИНЦИЯ. №13 (9866), 04/04/2018

Выжили вместе

Детство и юность жителя деревни Неелово Псковского района Николая Владимировича Петрова пришлись на тяжелые военные и послевоенные годы. Впоследствии он окончил Псковский сельхозтехникум, много лет проработал в сельском хозяйстве. И он отчетливо помнит, ценой каких усилий каждого человека огромная страна выкарабкивалась из разрухи...

После того, как освободили Псков, война продолжалась еще 9 месяцев. Армия, военные заводы и другие учреждения, больницы, госпитали и т. д. нуждались в продовольствии. Страна с начала войны жила по правилам «Все для фронта, все для победы». По-другому было нельзя. Поэтому как только возродили колхозы, государство забирало у них всю продукцию, кроме семенного фонда. Считалось, что колхозники какое-то время прокормятся с личного подсобного хозяйства. И это было бы вполне возможно, но лошадей у людей не было, а в колхозе их было очень мало.

НЕ МЕНЬШЕ 200 ТРУДОДНЕЙ


Тракторов не было. Почвообрабатывающей техники, кроме плуга, сохи и деревянной бороны — никакой. Лошадей осталось мало. Иногда люди как бурлаки, по нескольку человек впрягались в плуг и таскали его вместо лошади. Когда пришло время уборки зерновых, то те поля, которые удалось весной засеять, поделили между женщинами, членами колхоза. Каждая должна была сжать свое поле ручным серпом, связать в снопы и составить в стойки. Это работа от рассвета до заката, согнувшись до земли. А когда поля были сжаты, мужчины убирали снопы с полей и складывали в скирды, и уже по окончании всех полевых работ перевозили в овин — это большой сарай с сушилкой, там вручную обмолачивали и очищали. Так продолжалось несколько лет.

В первую очередь выполнялись работы на колхозных полях, и только после их завершения лошадь на несколько часов давали колхознику в порядке очереди. Это было слишком поздно, порой в конце июня, и что-либо сажать уже не имело смысла. Копали землю в огороде лопатами, но времени на это было так же мало, так как каждый колхозник обязан был выработать не менее 200 трудодней, иначе он вообще не получит лошадь. Причем основная занятость приходилась на летнее время. Вручную можно было подготовить небольшую площадь под овощи. Таким образом, огороды засевались или слишком поздно или не обрабатывались вовсе. Поэтому урожай картофеля и овощей на личном участке был или ничтожно мал, или его не было совсем.

КОТЛЕТЫ ИЗ ГНИЛОЙ КАРТОШКИ - ДЕЛИКАТЕС

Аналогичное положение наблюдалось и с заготовкой сена на зиму для собственной коровы. Дело в том, что все сенокосные угодья принадлежали колхозу, и взять ручную косу и где-то накосить травы для сена было нельзя —  так же, как нельзя было накопать картофеля или нарвать колосков ржи или ячменя на колхозном поле. Это уголовное дело — кража. Так одна женщина из Логозовичей села на два года за решетку за то, что нарвала в узелок своим детям колосков с колхозного ржаного поля.

В первую очередь сено заготавливали для колхозного скота, и только после того, как план по заготовке был выполнен, то, что оставалось не скошенным, делили между колхозниками. Иногда это было в сентябре или октябре. Я помню, как отец косил по льду осоку в болоте. Потом эту траву в мешках отогревали на русской печке и кормили корову. От такой кормежки она не только не давала молока, но и не могла стоять на ногах. Ее подвязывали на веревках на 3-4 часа, после чего она вновь ложилась. Был нередко и падеж скота.

Особенно голодными были 1946 и 1947 годы. Иногда 2-3 дня есть было совсем нечего, пили воду. Отец брал сапожный инструмент и уходил в Печорский район в села, которые до войны входили в состав Эстонии. Там жители как-то смогли сохранить больше лошадей, овец, коров, поэтому не голодали. Отец занимался починкой обуви, а в качестве оплаты давали немного хлеба или зерна. За несколько дней он зарабатывал 15-20 кг продуктов и пешим ходом приносил домой, так перебивались до весны. Весной в пищу шла трава (лебеда, щавель и др.). С полей, где в прошлом году сажали колхозный картофель, собирали оставшиеся клубни. Они за осень и зиму сгнивали, но внутри под кожурой оставался комочек черного крахмала. Картофель колхозники убирали осенью добросовестно, поэтому оставалось на полях совсем мало. Эти комочки промывали, превращали в тесто путем размешивания, пекли на сковороде как котлеты и ели. В то время это был деликатес. Позднее поспевали ягоды, грибы, собирали яйца чибисов, в прудах ловили карасей.

ЗЕЛЕНЫЙ И ВКУСНЫЙ

У родителей на своем огороде была посеяна полоска ржи. Когда зерна налились, но еще до конца не созрели, они ее сжали, в бане высушили, ручными жерновами размололи и испекли хлеб. Утром, уходя на работу, разбудили меня, и мать сказала, что на столе для меня кружка молока и хлеб. Я спросил, сколько мне можно взять хлеба. А она ответила, что я могу есть, сколько хочу. Я несколько раз переспросил, потому что не мог поверить в то, что я могу взять хлеба столько, сколько хочу. Хлеб был зеленоватого цвета.

Большая проблема была с обогревом домов. Вблизи деревни Поддубье рос только кустарник, а рядом с Логозовичами и кустарника не было. Но, нарубив хвороста, его надо доставить домой. Для жителей деревни Поддубье это 1-2 км, путь до Логозовичей — 3-4 км. Чтобы привезти заготовленный кустарник домой, нужна лошадь, а это очередь, и подойти она может тогда, когда и в лес-то уже не въедешь из-за сугробов. Кто мог, делал двухколесные тачки, и на них перевозил хворост. У кого тачки не было, приходилось носить вязанки хвороста на плечах. Мы, подростки, ходили в кусты и в мешки собирали сухие пеньки от срубленных веток. Зимой по снегу собирали прошлогоднюю сухую траву и оставшуюся солому, ими и топили печки.

Окончив начальную школу в Поддубье, я продолжал обучение в Моглинской средней школе - с 1948 года. Расстояние от дома до школы - примерно 2,5 км, из которых полтора километра - проселочная дорога через поле и еще километр через густой кустарник. В то время снега выпадало много. Невысокие строения сараев и скотные дворы заметало до крыши, и мы с таких крыш катались на лыжах и санках. Естественно, что даже небольшая метель заметала дороги полностью. Чтобы добраться в школу к 9 утра, выходить из дома надо было в 8 часов. Зимой в это время еще темно, после метели дороги нет, и нам приходилось по пояс в снегу протаптывать ее вновь.

В ШКОЛУ - С ФАКЕЛОМ

Там, где сейчас ветеринарный пункт, была ветлечебница. Часто больной скот доставляли туда и оставляли в их скотном дворе. Там его лечили, а если лошадь или корова все-таки дохли, их вывозили на скотомогильник в кусты — те, через которые мы бегали в школу. В теплое время года туши зарывали в землю, а зимой оставляли на земле. Поэтому с окрестных зарослей и лесов туда наведывались волки. Мы очень часто видели свежие волчьи следы, которые пересекали нашу тропу. Взрослые в школу нас не провожали, и мы собирались в группу, делали факел и с ним шли в школу.

В школе в каждом классе были небольшие круглые печки, топливо экономили. В школе были большие окна, а рамы одинарные — с одним стеклом, поэтому в классах было холодно, за партами сидели одетыми. Если парта стояла рядом с окном, в чернильницах замерзали чернила. Были большие проблемы с учебниками и тетрадями. Никаких обедов в школе не было. Весенние каникулы по решению директора школы начинались тогда, когда начиналось весеннее половодье. Большинство дорог и тропинок весной уходило под воду. В период летних каникул, начиная примерно с 7 класса, нас привлекали к работе или дома по хозяйству или, в отдельных случаях, в колхозе. Например, в помощь пастуху, на сгребании сена и т. д.

Начиная с 8 класса и до окончания школы я участвовал в заготовке сена для колхозного стада. На луга, которые находились на расстоянии 2 километров, ходили пешком, ночевали дома. Но были сенокосные угодья, которые располагались и в 5-6 километрах от деревни, туда на лошадях уезжали на неделю. Приехав на место, строили большие шалаши, в которых на ночлег и отдых помещались до десяти человек. Была с собой полевая кухня. Продукты за счет колхоза. Обычно забивали периодически барана или бычка. Были молочные продукты. Подъем в 5 утра, не завтракая, уходили на покос.

КОСИ, КОСА, ПОКА РОСА

Всего в заготовке сена на дальнем сенокосе находилось до 40 человек вместе с подростками. Разделялись на 3-4 группы, косари становились в шеренгу один за другим по 10-12 человек. Ширина скашиваемой полосы за один проход составляла 20-25 метров. Скорость проходки, периодичность остановок для заточки косы, время для отдыха задавал идущий впереди. Каждый взмах косы, как правило, производился одновременно всеми косарями. Во время проходки нельзя было выбиться из общего ритма. Нельзя остановиться, немного замешкался — сзади кричат: «Пятки подрежу!». Поэтому весь строй косарей работал как единая машина. Это очень тяжелая работа — наверное, самая тяжелая из всех, что мне пришлось испытать за всю мою жизнь.

В 8 часов уходили на завтрак. Час отдыхали, и снова за работу. После обеда -  в 13 часов - отдыхали два часа, и снова косьба. Заканчивали в 20.00, ужин. После ужина надо было отбить лезвие косы, чтобы лучше затачивалось, заготовить дрова для кухни, натаскать воды, после всего этого можно спать.

Когда скошенная трава подсыхала, артель переключалась на сгребание и скирдование сена. Сено, собранное в копны, подвозили к скирдам и складывали. Скирда обычно получалась 5-6 метров в длину, 3 метра — в ширину и 4-5 в высоту. Подавали сено наверх вилами с длиной черня 3-4 метра. Работа эта проводилась только в сухую солнечную погоду. На территории сенокосных угодий редко росли деревья, местами небольшие площади кустарника, поэтому ветра там не было. Все занятые на скирдовании буквально обливались потом.

Примерно после 1950 года жизнь в деревне помаленьку стала налаживаться. Каждый год в марте на 10-20 процентов стали снижать цены на продукты и товары. Но на трудодни давали зерно, денег совсем немного, разве что на керосин. Электричества не было, освещались керосиновыми лампами. Паспортов колхозникам не давали, поэтому уйти на заработки в город они не могли.

Николай ПЕТРОВ,
д. Неелово.

Оцените статью:


Комментарии

Оставить комментарий

Ваше имя:

Комментарий

 

В ПСКОВСКОМ РАЙОНЕ

СТАТЬИ В ЭТОМ НОМЕРЕ



 
Псковская провинцияПортал государственных органов Псковской областиПсковский районВесь ПсковКинотеатр ПобедаКовчегTIR клубФедерация Автоспорта